Previous Entry Share Next Entry
сто лет одиночества
presence
noname_rambler
Послушайте, а куда делась "невыносимая лёгкость бытия"?
... или я не в тех местах тусуюсь? Ницше бы сказал – "это вопрос гигиены". Ницше ведь никто не понимает правильно! (кроме может быть Свасьяна...)
Сейчас я Зиновьева читаю-перечитываю, сравниваю, что он говорил в 79-м в Мюнхене (куда его вышвырнули с Отчизны, которую, как выяснилось – в первую очередь для него самого, – он любил безмерно, но странною любовью...) и в 97-м (и позже) в Москве... – по-моему, для него это тоже – вопрос гигиены... и тоже – никто не понимает...

... сейчас как-то подзабыли модного недавно Габриэля Гарсиа Маркеса – а ведь он замечательный писатель!
послушайте вот...

Полковник  открыл  жестяную  банку  и  обнаружил, что кофе
осталось не больше чайной ложечки
<...>
— Если петух победит, — сказала женщина. — А если  нет?
Тебе не приходило в голову, что его могут побить?
     — Нашего петуха не могут побить.
     — А вдруг побьют?
     — Остается  еще  сорок пять дней, — сказал полковник. —
Зачем думать об этом сейчас?
     Женщина пришла в отчаяние.
     — А что мы будем есть все это время? — Она схватила  его
за  ворот  рубашки  и  с силой тряхнула. — Скажи, что мы будем
есть?
     Полковнику понадобилось  прожить  семьдесят  пять  лет  —
ровно  семьдесят  пять лет, минута в минуту, — чтобы дожить до
этого мгновения. И  он  почувствовал  себя  непобедимым,  когда
четко и ясно ответил:
     — Дерьмо.

... да, это для молодых женщин, а не для старых дев...
— но молодые женщины не читают ведь Ницше, а тем более Зиновьева? (ну, может быть – Маркеса...)
— Да, они занимаются другими вещами...
... и правильно делают.

?

Log in

No account? Create an account