Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

presence

(no subject)

Платон-Аристотель это левый-правый галсы философии. При этом если корабль хочет достичь цели, стратегическое направление должно быть строго против ветра. "По ветру" это совершенно в другую сторону, это по другому называется... это "чего мне хочется", и это вовсе не философия, на "чего мне хочется" она и заканчивается, начинается "Откровение", "поиски Истины" и пр. мистическая шелуха.
Право-лево можно даже в нашем привычном политизированном смысле: "коммунист" Платон, "фашист" Аристотель. Можно проверить — кому симпатизируют те или иные "социо-гуманитарные мыслители", хотя бы здесь, "в тредах". Могу сказать про себя, что нахожусь в мощном силовом поле Платона, при том, что при максимальном в него погружении "вдруг" начинаешь остро чувствовать правоту аристотелевского "отбрыкивания". А "пойдёшь направо" — как-то исподволь становится душно и вязко в сильно зауженном мире "здравого смысла", возникает тоска по платоновской широте горизонта — и острая необходимость "сменить галс".
Как-то так...
presence

и устыдился...

Возвращение к идее о создания супер-торпеды произошло в конце 1961 года. Своей реанимацией она обязана гению одного человека – Андрея Дмитриевича Сахарова. В тот год, 30 октября, прошло испытание еще одного представителя "царского" семейства – так называемой "царь-бомбы" мощностью 58 мегатонн.
    Ядерное устройство представляло из себя конструкцию весом 27 тонн. Чтобы доставить ее к месту предполагаемого взрыва пришлось серьезно модернизировать имевшийся на тот момент в наличии стратегический бомбардировщик. Все прекрасно понимали, что это не была система оружия, которую можно было доставить на территорию противника с помощью самолета или ракеты.
    Вот тут-то у Сахарова и появилась мысль применить в этих целях торпеду. Да-да, ту самую Т-15, которую пытались создать за несколько лет до этого. Позднее в своих воспоминаниях Сахаров писал:
    "…Я решил, что таким носителем может являться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки. Я фантазировал, что можно разработать для такой торпеды прямоточный водо-паровой атомный реактивный двигатель. Целью атаки с расстояния несколько сот километров должны стать порты противника. <…> Корпус такой торпеды может быть сделан очень прочным, ей не страшны мины и сети заграждения. Конечно, разрушение портов – как надводным взрывом “выскочившей” из воды торпеды со 100-мегатонным зарядом, так и подводным взрывом – неизбежно сопряжено с очень большими человеческими жертвами. Одним из первых, с кем я обсуждал этот проект, был контр-адмирал Фомин… Он был шокирован “людоедским характером” проекта и заметил в разговоре со мной, что военные моряки привыкли бороться с вооруженным противником в открытом бою и что для него отвратительна сама мысль о таком массовом убийстве. Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал этого проекта".
    Дальше разговоров на эту тему дело не пошло. А Андрея Дмитриевича вряд ли можно осуждать за подобные мысли – он был в первую очередь ученым, для которого это была не более чем очередная трудновыполнимая, но чрезвычайно интересная задача.
    Так была поставлена в проекте создания супер-торпеды. Больше к ней никогда не возвращались.

без комментариев, в тексте в принципе то всё сказано...